1. частные исследования влияния резонатора на режим сна
  2. измерения ЭМИ метром
  3. страничка о главвраче, делавшем исследования — Буйлин Максим Викулович 
  4. измерения интерферометром Людвига

резонатор Грачёва - исследованиярезонатор Грачёва - исследованиярезонатор Грачёва - исследованиярезонатор Грачёва - исследования

 

Резонатор Грачева РГУ-21 представляет собой комбинированный радиоэлектронный прибор, используемый при электромагнитно-резонансной терапии (ЭМР).

Предлагаемые алгоритмы использования прибора являются не только результатом теоретических исследований, но и выведены эмпирически в ходе практических исследований.

В данном исследовании представлены сведения об изменении ритмограммы и частотноамплитудных показателей ЭМР-терапии у 20 пациентов.

Причиной обращения пациентов к ЭМР-терапии стала неэффективность предварительного традиционного, преимущественно фармацевтического лечения.

В составе группы у 15 человек был диагностирован астено-невротический синдром, у 6 человек — гипертоническая болезнь, у 7 человек — генерализованное тревожное расстройство, у 4 человек нейроэндокринные и органические нарушения.

Регистрацию и анализ ЭЭГ проводили с помощью анализатора электрической активности мозга с топографическим картированием «ЭЭГ 16–01». Электроды располагались по международной схеме «10–20».

Исследование включало запись фоновой ЭЭГ при функциональных нагрузках: фотостимуляция и гипервентиляции легких.

Первая серия показаний снималась до начала ЭМР-терапии. Последующие показания снимались в процессе курса терапии и по окончании.

Статистическая обработка материалов осуществлялась по непараметрическим статистическим критериям: критерию знаков и критерию Вилкоксона. Рассматривались только статистически-достоверные результаты.

Пациенты были разделены на 2 группы по 10 человек, учитывая измерения ЭЭГ при повторных исследованиях.

У пациентов 1й группы регистрировался неустойчивый по частоте, слабо модулированный по амплитуде альфа-ритм с заостренными за счет высокочастотной активности веретенами и размытыми зональными различиями, на фоне эпизодов спонтанной смены описанного паттерна ЭЭГ.

Во вторую группу вошли пациенты с «плоскими» ЭЭГ и пациенты с выраженной реакцией альфа-активности по всем отведениям, за исключением затылочных и усилением мощности высокочастотной составляющей.

У пациентов обеих групп реакции на функциональные нагрузки были однотипными.

В ответ на открывание глаз период депрессии амплитуды альфа-волн удлинялся на 18–26 секунд. Расширялся диапазон усвоения ритмов фотостимуляции. Четко усваивался ритм фотостимуляции в диапазоне З-ЗО Гц с частым наличием гармоник.

Вышеописанные особенности ЭЭГ обеих групп пациентов, снятые как в фоновом режиме, так и при функциональных нагрузках свидетельствуют о сдвиге активационно-дезактивационного баланса в сторону активации.

Сравнительный анализ паттернов ЭЭГ обеих групп указывает на дополнительную активацию коры головного мозга с акцентом на передние доли у пациентов 2й группы.

Изменения ЭЭГ в динамике ЭМР терапии, (клинико-теоретические рекомендации по применению Резонатора Грачева РГУ-21)

При повторном исследовании (в середине курса ЭМР-терапии) у пациентов первой группы зафиксировано снижение общей спектральной мощности альфа-ритма. На фоне увеличения мощности альфа-ритмов в наиболее высокочастотном диапазоне, при незначительно сохранившейся альфа-полиритмии.

В результате улучшилась веретенообразная амплитудная модуляция альфа-волн (Рис 1 и 2) Суммарная спектральная мощность представленных ритмов осталась практически неизменной, благодаря возрастанию тета и бета активности. В передних отведениях отмечено появление веретенообразных вспышек в диапазоне бета-ритма.

При функциональных нагрузках регистрировалась пароксизмальная вспышка альфа-ритма. Возросла пароксизмальность в альфа-и бета-диапазонах. Ритмы фотостимуляции усваивались в диапазоне 12–20 к/с.

Описанные изменения ЭЭГ пациентов указывают на ослабление активирующих среднемозговых импульсов и усиление влияния регуляторных образований диэнцефального уровня в ходе ЭМР-терапии.

Аналогичные изменения ЭЭГ у пациентов 2й группы также предварялись изменениями ритмограммы и частотно-амплитудных показателей ЭЭГ. Однако, у пациентов 2й группы наблюдался период возрастания мощности в альфа-диапазоне в передних ответвлениях (рис 3 и 4), что указывает на то, что в группе с усиленной кортикальной активностью дезактивация коры передних отделов является необходимым условием активации регуляторных образований диэнцефальной области.

Через 4 месяца ЭМР-терапии у 80% пациентов обеих групп отмечена нормализация паттерна ЭЭГ. Восстановлена синусоидальность альфа-волны, модуляция альфа-волн по амплитуде —веретенообразная, затылочно-лобный декремент амплитуды альфа-волны, редукция веретенообразных бета-вспышек нормализованы.

Нормализовались реакции на функциональные нагрузки, что суммарно свидетельствует о устойчивом, здоровом функциональном состоянии мозга.

Из вышеизложенного следует заключение, что курсовая ЭМР-терапия вызывает поэтапный процесс изменения функционального состояния ЦНС, мобилизируя на различных уровнях компенсаторные механизмы по всей ЦНС, что обеспечивает не только регресс субъективных жалоб и отмечаемых симптомов, но и реституцию организма в целом.

Полученные данные позволили разработать ряд рекомендаций по медицинскому применению Резонатора Грачева: Эффективность воздействия терапии зависит от длительности курса и его непрерывности. Важно соблюдать правильное пространственное положение прибора и адекватно подбирать дистанцию между прибором и пациентом в зависимости от тяжести и характера заболевания.

Противопоказаний к комплексной терапии совместно с традиционными методиками не выявлено.